Презумпция невиновности

01.08.2019

1 августа Южский районный суд Ивановской области рассмотрит ходатайство об УДО 28-летнего журналиста Андрея Евгеньева, отбывающего срок за незаконный оборот наркотиков. О его деле заговорили после нашумевшей истории с подбросом наркотиков журналисту «Медузы» Ивану Голунову. Оказалось, что в 2016 году Евгеньев попал в похожую ситуацию, вот только митинговать за никому не известного молодого человека никто не вышел. При этом, несмотря на массу нестыковок в деле и расследование по факту применения насилия полицейскими, Андрей был осуждён на три года колонии общего режима. Уже на этой неделе Евгеньев может выйти по УДО, но надежд на это у его родных почти нет — ходатайство осуждённого руководство колонии не поддерживает, вину журналист не признал.

Вот уже три года 60-летний Анатолий Евгеньев безуспешно борется за своего сына Андрея, добиваясь пересмотра его дела. Для оплаты услуг адвокатов семье даже пришлось продать квартиру. Молодой человек был осуждён за незаконный оборот наркотиков. Однако ни отец, ни знакомые Евгеньева-младшего в его виновность не верят. Сам Андрей также вины не признал.

«Он такой романтичный всегда был, иногда даже борзый, верил в справедливость и хотел помогать людям», — говорит Анатолий, который уже буквально наизусть выучил все материалы уголовного дела в отношении своего сына.   

Андрей вырос в Иванове. Работал на местном телевидении, после университета, несмотря на отсрочку по медицинским показателям, пошёл в армию. Его направили на Черноморский флот, и весной 2014 года в Севастополе Евгеньев оказался эпицентре событий, связанных с вхождением Крыма в состав России. Молодой человек награждён медалями Минобороны «За возвращение Крыма» и «За участие в военном параде Победы» в честь 70-летия освобождения Севастополя. 

В 2016 году Евгеньев переехал в Москву, где устроился редактором соцсетей на телеканал «Звезда». Но очень скоро жизнь начинающего журналиста и его семьи круто изменилась.

Вечером 13 октября 2016 года возле станции «Октябрьское Поле» Евгеньева задержали люди в штатском. Ими оказались оперативники из ОМВД по району Щукино. Как следует из материалов уголовного дела, полицейские разыскивали подозреваемого с максимально расплывчатыми приметами: рост 175—180 см, нормальное телосложение, тёмные волосы (от кого именно они получили информацию, так и осталось неизвестным).

По версии полиции, задержали Евгеньева почти в полночь у входа в подземку, причём журналист якобы пытался сбежать, но его догнал один из оперативников. Сам он утверждал, что не сопротивлялся, а задержали его около девяти вечера. На Евгеньева надели наручники, досмотр и разбирательство полицейские решили провести в отделе.

Задержание

По версии Евгеньева, которая отражена в материалах суда и его показаниях, в отделе всё происходило следующим образом. Полицейские, изъяв телефон, прочитали его переписку в соцсети «ВКонтакте» со знакомым Давидом. Именно с ним Евгеньев встречался перед тем, как его задержали (один из полицейских в ходе следствия был допрошен в качестве свидетеля и признал, что сотрудники получили доступ к странице Евгеньева в соцсети. — RT).

Правоохранители заявили ему, что Давид — наркоторговец, и сунули в карман куртки небольшой кубик вещества, которое назвали гашишем. После этого в отдел к 23:30 вызвали двух понятых, при которых и прошёл личный досмотр, а в кармане был «найден» наркотик.

После того как понятые ушли, по словам Евгеньева, начальник угрозыска ОМВД капитан Вячеслав Горнеев предложил сделку. Если он в качестве «контрольной закупки» приобретёт наркотик у Давида, то самого его отпустят без всяких последствий, а найденный гашиш подарят в качестве вознаграждения.

Журналист уверял, что Горнеев вёл себя грубо: оскорблял, унижал и применял физическое насилие. Так, пока двое подчинённых держали его за руки, оперативник бил его ладонями по щекам, хватал за горло, придушивал, бил кулаками в область солнечного сплетения и паха. Кроме того, капитан, по словам журналиста, угрожал ему сексуальным насилием.

По словам Евгеньева, поняв, что сломить его не получится, офицер положил ему в джинсы свёртки с гашишем и спайсом и вызвал новых понятых, при которых наркотики и изъяли — этот личный досмотр и фигурирует в материалах дела.

Адвокат попал к журналисту только на следующий день, 14 октября 2016 года. Защитник сразу же потребовал провести детальную медэкспертизу самого журналиста, а также его трусов, на которых после общения со стражами порядка появились «пятна бурого цвета».

По словам адвоката, следователь Брянцев, проверявший заявление защитника, в ответ сообщил, что данных о телесных повреждениях и необходимости оказания медицинской помощи нет, а значит, и проводить какие-либо экспертизы не нужно.

Возврат дела прокурору

Следствие по делу Евгеньева продолжалось почти полгода. Однако с первого раза его так и не осудили. Судья Хорошёвского суда Виктория Котенёва в июле 2017 года вернула материалы дела прокурору на доследование из-за множества нестыковок и недочётов.

Так, по версии полиции, журналиста задержали в 23:50. Однако его защита и он сам настаивают, что задержание произошло на несколько часов раньше — полицейские подошли к нему около девяти вечера, когда он разговаривал по телефону с подругой Екатериной Поповой.  

При этом факт телефонного разговора, который имел место не в полночь, а в девять вечера, собеседница Евгеньева позже подтвердила в суде. По её словам, она слышала, как к Евгеньеву подошли люди и стали задерживать. Мобильник журналиста, согласно добытому защитой биллингу, в это время по базовым станциям сотового оператора «засветился» около метро «Октябрьское Поле», а уже в 21:39 телефон оказался в ОМВД по району Щукино. Объяснить, как так получилось, полицейские в итоге не смогли.

Стоит отметить, что допрашивать Екатерину Попову следствие не стало, а суд её показания не убедили. Запрашивать детализацию звонков, которая бы чётко показала, что разговор Евгеньева с подругой закончился в 21:13, следователь Прокопенков, как следует из материалов уголовного дела, также отказался.

На соответствующее ходатайство адвоката журналиста он заявил, что допрашивать девушку не нужно, так как она не является свидетелем по делу и «не может знать всех обстоятельств расследуемого уголовного дела». Запрашивать детализацию звонков, как следует из ответа адвокату, следствие посчитало «нецелесообразным» по «аналогичным обстоятельствам».

Этот факт, по мнению защиты, уже косвенно свидетельствует о фальсификации всего дела Евгеньева.

Вообще, весомая часть уголовного дела состоит из многочисленных отказов следствия на различные ходатайства адвокатов журналиста. Родные Евгеньева считают, что, если бы следователь ходатайства удовлетворял и приобщал все данные к делу, оно бы просто развалилось.

В частности, Прокопенков отказывал адвокатам Евгеньева в установлении автомобиля, на котором тот был доставлен в отдел, в изъятии видео с камеры видеонаблюдения при входе в холл дежурной части ОМВД, а также с уличных и дорожных камер, в установлении местоположения телефонов полицейских и понятых в ночь задержания и т. д.

Образовавшаяся в деле очевидная нестыковка времени и обстоятельств задержания смутила судью Хорошёвского суда Викторию Котенёву. В итоге материалы были возращены прокурору.  

Второй процесс

Ко второму судебному процессу, который вёл судья Дмитрий Зиняков, из материалов дела все упоминания про мобильный телефон попросту исчезли. Согласно протоколу личного досмотра и изъятых вещей, при задержании у Евгеньева вообще не было ни мобильника, ни денег, ни ключей. 

При этом оперативник Аношенков после уточняющих вопросов адвоката и прокурора неоднократно признавался, что телефон у Евгеньева всё-таки был и при задержании его изымали, а в деле есть скриншоты переписки Евгеньева, сделанные с его мобильного телефона.

Как свидетельствуют материалы судебного процесса, судья его показания не принимал во внимание.

«Ссылки защиты на показания сотрудников полиции, в частности показания свидетеля Аношенкова о том, что у подсудимого Евгеньева был мобильный телефон, не свидетельствуют о достоверности показаний подсудимого в части времени его задержания, поскольку показания свидетеля Аношенкова о наличии у Евгеньева мобильного телефона являются предположительными и материалами уголовного дела не подтверждается изъятие у Евгеньева мобильного телефона при задержании», — говорится в приговоре суда.  

Не обратил внимания судья и на нарушение уголовно-процессуального кодекса. Например, даже если придерживаться версии полиции о задержании около полуночи, то в книге учёта доставленных в отдел полиции соответствующая запись была сделана только в 03:30. Протокол задержания журналиста был оформлен в 12:40.  

Между тем в соответствии с приказом МВД №389 от 30.04.2012 регистрация факта доставления лица в дежурную часть осуществляется оперативным дежурным незамедлительно в «Книге учёта лиц, доставленных в дежурную часть». Момент задержания в соответствии со ст. 5 УПК РФ — момент фактического лишения свободы передвижения подозреваемого, а протокол задержания в соответствии со ст. 92 УПК РФ составляется в срок не более трёх часов после доставления в орган дознания. Получается, что в случае с Евгеньевым с момента задержания до момента составления протокола прошло около 12 часов.

Стоит отметить, что медосвидетельствование выявило у Евгеньева опьянение каннабиноидами. Сам журналист категорически отвергает употребление наркотиков, предполагая, что такой результат мог быть вызван курением кальяна, в который могли быть добавлены соответствующие вещества. Но проверять эту версию никто не стал.

То, что Евгеньев не является наркоманом, подтвердила другая экспертиза, назначенная следствием уже спустя несколько месяцев после задержания.

При этом проведённая экспертиза не нашла каких-либо следов контактов Евгеньева с наркотиками: на срезах ногтей, карманов джинсов, смывах с ладоней никаких следов запрещённых веществ найдено не было, а описание внешнего вида изъятых веществ в протоколе обыска и заключении эксперта заметно отличаются друг от друга. «Получается, что изъяли у него одно, а исследовали совсем другое», — говорит отец журналиста.

Осенью 2017 года по ч. 2 ст. 228 УК РФ Андрей Евгеньев получил минимальный срок по данной статье — три года колонии общего режима. Родные дошли до Верховного суда, но вердикт не изменился.

Дело против полицейских

Весной прошлого года глава Союза журналистов России (СЖР) Владимир Соловьёв обратил внимание на странности в деле журналиста, передав соответствующие материалы лично главе МВД Владимиру Колокольцеву.

После этого полицейских из ОМВД по району Щукино стали проверять сотрудники УСБ. В итоге тест капитана Горнеева на полиграфе показал, что он лжёт о времени задержания Евгеньева и действительно нанёс задержанному в кабинете как минимум один удар. 

Материалы направили в Следственный комитет для возбуждения уголовного дела по факту превышения служебных полномочий. Там возбуждать уголовное дело сначала отказались, но после реакции Генпрокуратуры, в которую Владимир Соловьёв также обращался, начали расследование.

Впрочем, в этом деле до сих пор нет подозреваемых, хотя все оперативники, участвовавшие в задержании журналиста, известны.

В июне 2019 года глава СЖР обратился к главе СК Александру Бастрыкину с просьбой «довести расследование до конца в максимально короткие сроки и детально проинформировать общественность о его ходе и результатах». В СЖР считают, что, если факт избиения будет доказан в суде и полицейские будут осуждены, это позволит пересмотреть и уголовное дело Евгеньева.

Позднее официальный представитель СК России Светлана Петренко сообщила, что дело Евгеньева взял под личный контроль председатель СКР Александр Бастрыкин.

«В связи с обращением к главе Следственного комитета председателя Союза журналистов России Александр Бастрыкин дал поручение следователям ГСУ по Москве тщательным образом выяснить все обстоятельства совершения преступления и при наличии оснований привлечь к уголовной ответственности всех причастных к нему лиц. Ход расследования уголовного дела о превышении должностных полномочий поставлен председателем СК России на контроль», — заявила Петренко.

RT обратился за разъяснениями в Следственный комитет РФ. В ведомстве сообщили, что пока не готовы комментировать ход следствия.

В МВД на запрос RT по факту причинения телесных повреждения Евгеньеву сотрудниками полиции сообщили, что «подразделениями собственной безопасности ГУ МВД России по г. Москве и МВД России проводились служебные проверки, результаты которых были направлены в органы Следственного комитета для принятия процессуального решения».

Кроме того, выяснилось, что ещё одним потерпевшим по факту избиений в ОМВД по району Щукино проходит московский студент Никита Михеенко. Его родные также уверены, что полицейские подбросили ему наркотики, и это обернулось для него семью годами колонии. О его не менее драматичной истории RT расскажет в ближайшее время.

Между тем 1 августа в Южском районном суде Ивановской области состоится рассмотрение ходатайства об условно-досрочном освобождении Евгеньева. Отец журналиста в успех не верит.

«Шанс один из тысячи. Сын не признаёт вины. Невозможно, чтобы при таком положении дел суд вынес решение в его пользу», — говорит мужчина. По его словам, вне зависимости от будущего решения суда сын всё равно будет добиваться пересмотра своего дела.

https://russian.rt.com/russia/article/654955-zhurnalist-narkotiki-srok-policeiskii-nasilie-mvd-skr

Вернуться к списку