Сайт функционирует
при финансовой поддержке Федерального агентства
по печати и массовым
коммуникациям


Москва, Зубовский бульвар, 4
Тел.: +7 (495) 637-23-95
E-mail: ruj@ruj.ru

Онлайн-приемная

Уныние, оскудение, деградация: 12 экономических последствий мировой пандемии коронавируса для Саратовской области

A A= A+ 05.03.2020 • ОМ-2020 • Финансовая аналитика и макроэкономика

Мир нестабилен как давно уже не бывало. Пандемия коронавируса, губительная сама по себе, дала толчок развитию нового глобального экономического кризиса. Люди не обмениваются товарами и услугами, как раньше, замирают международные деловые отношения, падают трансграничные цепочки производства товаров и услуг. «До кучи» обвалились мировые цены на нефть, от которой так сильно зависит экономика нашей страны. В России уже начинают погружаться в кризис целые отрасли, и это — лишь начало. Саратовская область и до пандемии коронавируса находилась в сравнительно неважном экономическом положении. Новый шторм усугубит все местные проблемы. К каким последствиям здесь следует готовиться теперь?

Пока не будем брать в расчет ультра-негативные сценарии, при которых шоковый период на планете затянется на год, а то и дольше. В этом случае «обнулится», как сейчас модно говорить в РФ, весь глобальный миропорядок, и могут стать явью суровые апокалиптические фильмы.

Но даже если активная фаза пандемии в нашей стране продлится сравнительно недолго, больших негативных последствий все равно не избежать. Какие бы меры при этом не предпринимали совместно власть и бизнес. Будут и те, кто заработают в новой реальности — медицина, фармацевтика, поставщики средств защиты, доставщики, операторы связи и т. п. Но их рост доходов и налогов не компенсирует все грядущие потери.

Прогноз последствий, о которых пойдет речь ниже, основан на событиях новейшей истории Саратовской области и ее опыте прохождения через кризисы после краха СССР. Эти губительные эффекты наступили бы после любого серьезного экономического кризиса внутри страны, не говоря уже про мировую рецессию. Еще точнее сказать, что мы все, живущие здесь, уже видели их после потрясений разных лет.

Местные особенности заставляют сформулировать как минимум 12 значимых негативных последствий нового кризиса, которые стоит иметь в виду. Порядок, в котором они расставлены в списке, — явление достаточно условное. В жизни людей и в экономике всё связано, все друг на друга влияет и усиливает.

1. Обрушение потребительского спроса

Одним из самых ощутимых эффектов распространения коронавируса стала принудительная социальная изоляция огромных групп людей. Запрещены массовые мероприятия, переведены на удаленную работу и учебу крупные организации, приостановлена работа целых отраслей экономики.

Последствием всего этого неизбежно становится снижение расходов потребителей.

Когда пандемия пойдет на спад, и все снова начнут покупать товары и услуги, восстанавливать деловые проекты, это не компенсирует период падения продаж.

Во-первых, даже в ситуации отложенного спроса, как показывает опыт нашей страны последних лет, всё восстанавливается довольно медленно (к примеру, продажи автомобилей после огромного падения пытались вернуться к уровню до 2014 года неоднократно, но в полном объеме этого так и не произошло). Тем более, в условиях очередной девальвации рубля.

Во-вторых, не потраченные людьми в ходе карантинов деньги по ряду направлений не будут израсходованы и потом.

Например, если человек не оплатил поездки в автобусе вчера (сегодня, завтра, целую неделю) из-за карантина, то он не станет в оставшейся части года, когда ограничения кончатся, ездить больше и чаще, чтобы «наверстать упущенное». Этих не полученных средств транспортная отрасль уже не заработает. Отмененные командировки уже не состоятся. А значит, не будет и связанных с ними расходов на транспорт, гостиницы, мероприятия и т. п. Та же картина характерна для многих других сфер деятельности.

Дальше спрос в саратовской экономике будет зависеть от финансового самочувствия населения и организаций. А оно, увы, неизбежно ухудшится (об этом ниже).

Добавим к этому тот факт, что жители Саратовской области традиционно располагают доходами ниже, чем в среднем по стране. Так что падение потребительского спроса здесь неизбежно.

2. Обвал доходов компаний и организаций

Исчезновение спроса, отсутствие продаж и лихорадочная работа целых отраслей прямо влияют на доходы всех участников экономической жизни.

Закрытие в результате кризиса маленького кафе или точки по продаже шаурмы — не трагедия в масштабах города. Но оно означает не только исчезнувшие следом доходы повара-арендатора, а также его поставщиков. И исчезновение в ближайшей перспективе дохода владельца помещения. Он сам, в свою очередь, не потратит деньги на товары и услуги. А затем, возможно, не сможет вовремя заплатить налоги в бюджет.

Так начинается каскад неплатежей и проблем, который потом крайне сложно остановить.

В среднем предпринимательстве и крупном бизнесе последствия будут сложнее и глубже. Связаны они уже не только со снижением потребительских расходов населения, но и с остановкой межрегионального и трансграничного сотрудничества и торговли.

Например, уже известно, что в связи с нехваткой компонентов, поставляемых с остановившихся европейских заводов, на две недели уйдут в простой некоторые российские автосборочные предприятия. В Саратовской области для автопрома детали, узлы и агрегаты производят более десятка предприятий. Из-за простоя автосборочных заводов начнут тормозить и они. Затем — их поставщики, партнеры, подрядчики, и далее — по широкому кругу. То же самое справедливо и для других отраслей. Все это тоже снизит доходы и повысит риски  массовых неплатежей.

3. Сокращение доходов и расходов бюджета

В России достаточно ресурсов, чтобы избежать сокращения бюджетных расходов в ближайшие годы. Власти сохранят порядок выплат зарплат, пенсий и пособий, уже пообещал ранее министр финансов страны Антон Силуанов.

Но расходы госказны, которые влияют на экономику, состоят не только из выплат зарплат и пособий. Кроме того, бюджет страны верстался при цене на нефть намного выше тех значений, к которым она свалилась за последние недели.

Снижение цен на экспорт углеводородов, конечно, не приведет к возникновению гигантского дефицита денег и остановке всех крупных госпроектов. Эксперты говорят о том, что у РФ большой запас прочности, накопленный в разных фондах. Поэтому деньги будут расходоваться и дальше.

Но куда и как? Какие направления финансирования будут урезаны? Какие крупные проекты Саратовской области будут сокращены или даже отменены? Это пока совершенно не понятно. А конкуренция между местными игроками за эти деньги вырастет еще сильнее.

Господдержка бизнеса в период пандемии, безусловно, важна. Но уповать на нее не следует. Хотя бы потому, что помогать будут в первую очередь самым крупным, важным, заметным и тем, кого никак нельзя потерять. Остальным — как повезет.

4. Снижение государственного оборонного заказа (ГОЗ)

Сокращать военный заказ власти собирались задолго до пандемии, о чем первые лица страны также заранее всех предупреждали. Но отсутствие запланированных поступлений от экспорта может ускорить и усилить этот процесс.

В Саратовской области на оборонку работают несколько десятков предприятий, научно-исследовательских институтов и конструкторских бюро. При форс-мажорном снижении оборонзаказа они перейдут в группу риска.

Последствия сокращения ГОЗ зачастую оказываются шире ожидавшихся.

Показательный пример в этом отношении — нашумевшая ситуация с прекращением выпуска холодильников «Саратов» на СЭПО.

Руководитель предприятия Евгений Резник на недавнем совещании в областной думе заявил, что производство бытовой техники для завода никогда не было рентабельным (и это при том, что выпуск и продажи исчислялись десятками тысяч штук в год). Поддерживать линию холодильников на плаву, по словам Резника,  помогал именно оборонный заказ. Как только он начал сокращаться, менеджмент решил, что больше не в состоянии дотировать выпуск холодильников.

Катастрофического обрушения ГОЗ как в 1990-е годы, конечно, никто уже не допустит. Но уменьшение окажет негативный эффект на саратовскую экономику.

5. Обострение проблем саратовской промышленности

Еще до коронавируса и без всякого мирового кризиса саратовская промышленность начала слишком ощутимо погружаться в темные воды серьезных трудностей. Верхушкой айсберга местной индустрии стала история с холодильниками. Но подводная его часть, увы, намного больше.

В числе проблемных предприятий чиновники ранее уже называли саратовский агрегатный завод, петровский «Молот», Радиоприборный завод, «Нефтемаш-Сапкон». В кризисе и прежде находился «Контакт», большие сложности давно переживает «Тантал».

Развитие глобального кризиса заставляет опасаться, что скоро проще будет назвать нормально работающие местные предприятия, чем долго перечислять список заводов, которые движутся к банкротству или закрытию.

В 2019 году Саратовская промышленность после затяжного падения начала расти только в ноябре. Но уже в феврале 2020 года падение индустрии ускорилось почти в два раза.

Кризис на фоне сокращения оборонзаказа усилит и углубит все сложности.

Это потянет за собой проблемы у партнеров и поставщиков крупных предприятий.

Многие саратовцы, к сожалению, чрезвычайно любят мифы о том, что в регионе давно нет никакой промышленности, потому что все заводы, мол, умерли еще в 90-х. Между тем, только в 2019 году в регионе было открыто пять новых крупных предприятий, а все вместе местные заводы произвели продукции почти на полтриллиона рублей. Если нынешний кризис пойдет по самому плохому сценарию и многие предприятия начнут останавливаться и отправлять людей на улицу, как в 90-е, то тогда откровение «Оказывается, они были!» точно случится у всех. Жаль, что поздно.

6. Дальнейшая деградация местной экономики

Любая просадка рубля обычно тормозит все планы и проекты. Серьезное падение курса — тем более. Если организации Саратовской области ранее намеревались приобретать за валюту новое импортное оборудование и технологии, то теперь они, вероятно, приостановят эти планы или отложат модернизацию на далекое будущее.

Проблема в том, что такая отсрочка еще более снизит их эффективность и конкурентоспособность. Тогда местные предприятия и компании всерьез рискуют попасть в замкнутый круг, из которого затем уже почти невозможно выбраться. Примеров в этом отношении здесь, увы, в избытке.

7. Разорение компаний и ИП 

Недавний опрос бизнесменов аналитического центра университета «Синергия» вывел Саратовскую область в десятку регионов по доле предпринимателей, которые заявили: «Мой бизнес уменьшается по объемам, и я не знаю, что делать дальше». Произошло это еще до того, как начали закрывать все подряд из-за пандемии.

Снижение доходов, банкротства и закрытия — обычные спутники кризисов. Более того, сторонники жестких рыночных отношений обычно любят говорить о том, что с рынка в результате шторма, мол, уходят самые неэффективные, а остаются сильные, умелые, умные и приспособленные.

Но нынешний кризис — не типичный, и это особенно всех пугает.

Ведь останавливать деятельность вынуждены не те, кто не справляются, а вообще все подряд. В том числе эффективно действующие бизнес-структуры. Отсутствие доходов, особенно при сохранении расходов, может привести к краху даже их, не говоря уж о более слабых игроках.

8. Падение инвестиций

Даже предприниматели с большим опытом в ситуации экономического шторма предпочитают накапливать запасы прочности. Вряд ли стоит рассчитывать, что со спадом пандемии в Саратовскую область ринутся инвесторы, поскольку они и раньше наш регион, увы, не особенно жаловали.

Если глобальная рецессия продлится недолго и доходы Федерации сильно не просядут, то можно надеяться на продолжение вложений в регион в рамках государственных программ и национальных проектов. Наверное, продолжат свои инвестиции и крупнейшие отечественные корпорации, которые работают здесь. Особенно если им поможет государство. А вот остальные будут выжидать более спокойных времен.

9. Сокращение рабочих мест и риски массовой безработицы

Недавно на публичном мероприятии в мэрии горожане начали смеяться, когда чиновники принялись рассказывать, что средняя зарплата в Саратове — 38 тысяч рублей.

В Саратовской области и до коронавируса хорошо оплачиваемых рабочих мест было не так уж много. Теперь чем сильнее кризис ударит по работодателям, тем меньше здесь будет рабочих мест — и хорошо оплачиваемых, и вообще. Это простая логика.

Опасность состоит в том, что снижение производства и массовая безработица — те явления, которые имеют серьезные долгосрочные экономические и политические последствия. Например, нынешний подъем популизма в Европе и в США эксперты считают прямыми последствиями неудачно пройденного кризиса 2008–2009 года. Примеры политических катаклизмов в нашей стране, связанных с безработицей и бедностью, напоминать вряд ли нужно.

10. Падение доходов населения, угроза банкротств и обнищания

Снижение курса рубля обычно заканчивается ростом цен на товары и услуги, даже не импортные. Эта закономерность известна всем. В данном же случае девальвация нашей валюты становится лишь одним из многих факторов, которые будут играть против стабильности доходов саратовцев. О росте говорить тем более не приходится.

Ситуация отягощается тем, что жители региона за последние годы серьезно влезли в долги. И к тому же отчасти плохо по ним платят.

Область находится в топ-20 самых закредитованных регионов. Долги жителей почти достигли двух третей годовой зарплаты. Что еще хуже, наш регион, как и раньше, фигурирует в числе субъектов Федерации с самой большой просрочкой населения по кредитам.

Начавшийся кризис «подтолкнет падающих».

Как написал коллегам один из руководителей российских банков: «Хорошо бы ошибаться, но коронавирус, похоже, убьёт через бедность и банкротства больше людей, чем сам вирус напрямую».

11. Дальнейшая миграция из региона активных людей

«Вектор лидерства» в исходе людей из Саратовской губернии — явление известное и неплохо описанное. Кризис стимулирует к отъезду и тех, кто планировал, и тех, кто даже не собирался.

Для местной экономики миграция трудоспособных квалифицированных людей в другие места тоже создает проблемы.

Во-первых, в структуре населения усиливается перекос в сторону старших поколений, которые сами не участвуют в производстве регионального продукта, но, наоборот, требуют роста расходов на содержание.

Во-вторых, чем меньше здесь остается квалифицированных молодых людей и представителей среднего возраста, тем сложнее местным предприятиям и компаниям быть эффективными, прибыльными и зарабатывать доходы для владельцев и налоги для государства.

12. Примитивизация деловой жизни, сокращение разнообразия для всех

За последние десятилетия многие в Саратове уже успели привыкнуть к маленьким частным кафе, кофейням и кондитерским, булочным и пекарням, детским развлекательным и образовательным центрам, цветочным лавкам, художественным студиям, турагентствам, многообразию магазинов на разные вкусы и множеству других частных инициатив. Чем дольше продлится острая фаза пандемии и кризиса, тем выше риск, что бреши в этих рядах будут большими.

Когда кризис кончится, на время адаптации в Саратове снова будет меньше разнообразия в торговле, меньше новых заведений общепита, концертов и фестивалей. Снова не будет деловых конференций и форумов.

Возможности и способы для самореализации и интересного досуга для большинства серьезно сократятся.

Для Саратова как для города в целом все это, в свою очередь, тоже означает возможный новый длительный спад в преобразовании среды. Отсутствие доходов у федерального центра может поставить крест на долгожданном строительстве скоростного трамвая и других проектах благоустройства.

Если не будет денег на модернизацию, в Саратове продолжится дальнейшая деградация городского пространства. Это прямо влияет на общественные настроения, общий уровень оптимизма и готовность людей много и интенсивно трудиться. А плохой социальный фон, в свою очередь, негативно влияет на развитие бизнеса и экономику региона в целом.

Открытый финал

Перечисленные последствия в той или иной форме грозят саратовский экономике в любом случае. Если кризис с коронавирусом продлится совсем недолго (что маловероятно), они все равно наступят, но в сглаженном варианте и на более короткий срок.

Если же острая фаза того, во что мы все попали, затянется, а рецессия в мире начнет разгоняться высокими темпами, все последствия будут еще интенсивнее, глубже и масштабнее. А к ним добавятся те, которые пока мы не можем представить.

Саратов и до кризиса не особо успешно торговал всем, что у него есть и могло бы быть. В недавнем «Рейтинге экономического здоровья» агентства «Эксперт РА» Саратовская область стала 10-й в ПФО (и это из 14-ти регионов) и 60-й в РФ. Эти места говорят сами за себя.

Во время кризисов непременно появляются множество людей, которые начинают говорить и писать затертую до дыр фразу о том, что в китайском языке слово «кризис» обозначается символами «опасность» и «возможность».

Поэтому, мол, если вы энергичны и готовы дерзать, то будете жить даже лучше, чем до.

В этом есть доля истины. Те, кто быстро адаптируются к любым новым условиям, имеют незашоренное мышление и навыки действовать смело, рискованно и при этом хладнокровно, добиваются успеха.

Однако для таких больших сложных систем, какой является Саратовская область, куда реалистичнее иметь в виду другой сценарий. А именно — серьезный спад всей экономической активности и подъем уныния в обществе на фоне высокой тревожности. Этот сложный период тоже придется пережить.

Подобно тому, как сам коронавирус убивает в основном людей с серьезными хроническими заболеваниями, новый глобальный и внутри-российский кризисы нанесут ущерб в первую очередь тем регионам, которые и так постоянно нездоровы. В том числе, Саратовской области.

Главное, чтобы все же не до смерти.