Сайт функционирует
при финансовой поддержке Федерального агентства
по печати и массовым
коммуникациям


Москва, Зубовский бульвар, 4
Тел.: +7 (495) 637-23-95
E-mail: ruj@ruj.ru

Онлайн-приемная

Коллекторский бизнес. Тренды 2020

A A= A+ 04.03.2020 • ОМ-2020 • Рынок взыскания долгов

Рынок коллекторских услуг в ожидании нового закона, который, учитывая опыт применения существующего законодательства, обобщит требования к взаимодействия любых кредиторов и профессиональных взыскателей с должниками. Несовершенства текущего регулирования порождают репутационные риски для финансовых организаций и влияют на загрузку судов и службы приставов. О ключевых тенденциях и проблемах рынка рассказал президент «Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств» Эльман Мехтиев.

– Эльман, в реестре ФССП порядка 295 агентств, в НАПКА входит 38. Почему так?

– Есть два ответа. Первый: может быть, наc и 38, но у нас 90% рынка, поэтому даже пусть их в реестре будет хоть 500 – важно не количество, а качество. Второй ответ: у нас есть кодекс этики НАПКА, который жесткие требования предъявляет к тому, как вести деятельность. Мы не готовы принимать всех подряд. Начиная работу с новой компанией, мы сразу попытаемся понять, как у нее выстроен контроль качества. Не показатели бизнеса, не кто клиенты, а именно контроль качества – для нас это главное. Важный момент: откуда в реестре взялись эти 295 компаний? Если внимательно посмотреть, то там около 50 компаний не занимаются непосредственным взаимодействием с потребителем ни в какой форме, занимаются исключительно судебным сопровождением. И это большой вопрос и к ним, и к надзору, почему они в реестре. Приблизительно столько же компаний – это компании-клоны. То есть, часть игроков предполагают, что «завтра» будут исключены из реестра, и потому срочно регистрируют запасную компанию. К сожалению, такое тоже есть на рынке, и это отражение еще одной большой проблемы. Часть участников рынка продолжают практики, с которыми мы не согласны. Да, у нас есть желание быть немножко побольше, но нет жесткой финансовой необходимости кого-то срочно принимать и закрывать глаза на несовершенства.

– Какие преимущества дает агентствам членство в НАПКА?

– Любая отраслевая общественная организация существует для того, чтобы представлять, защищать и продвигать интересы отрасли. Те, кто находится в НАПКА, не просто определяют правила игры для себя, но и контролируют, чтобы эти правила соблюдались. Например, в ФЗ №230, который все, с одной стороны, хвалят, с другой стороны, критикуют, воспроизведены многие требования из кодекса этики НАПКА.

Сейчас в прессе много дискуссий о том, что будет в тексте нового закона. Рабочая группа продолжает свою деятельность, никакие тексты не являются окончательными и потому рано как-то комментировать итоги её трудов. Но могу сказать, что если бы не существовала НАПКА, то не исключено, что сопредседателем рабочей группы от делового сообщества был бы кто-то, кто не имеет непосредственного отношения к тому коллекторскому бизнесу, который и взаимодействует с физическими лицами на ежедневной основе.

И последнее, о чем стоит сказать: в прошлом году возникла ситуация, когда на одном из тендеров, неформальным критерием отбора стало нахождение коллекторского агентства в НАПКА. Почему? Потому что банки не хотят сегодня иметь репутационных рисков. Понимаете, готовность следовать определенным правилам в бизнесе рано или поздно начинает быть конкурентным преимуществом.

– Год назад примерно вы говорили, что наблюдается очень сильный тренд: взыскание смещается в сторону судебного взыскания. Завалены ли уже суды подобными делами?

–Они были завалены еще в начале прошлого года. По нашим данным, на начало 2020 года объем увеличился в два раза. И мы уверены, что в этом году он вырастет еще больше. Возникла огромная нагрузка на суды и еще большая нагрузка на службу приставов. Из-за чего это произошло? Виноваты неточности закона и те самые репутационные риски. Некоторое время назад, например, на одном из совещаний было сказано: «Да не работайте вы с коллекторами, отдавайте вы все сразу в суды…»   И это достаточно странная рекомендация. Давайте посчитаем: вот отдает банк дело в суд, платит пошлину, тратит время. Через некоторое время суд передает дело приставам. Еще спустя некоторое время приставы начнут возвращать деньги. Банки готовы, заплатив сейчас пошлину, ждать минимум год и получить в среднем 14% от суммы долга? Такая экономика выглядит удручающе. Но некоторые следуют подобным рекомендациям, чтобы избежать проблем и претензий. Мы верим, что новый закон поможет расставить все по своим местам.

–Достаточно большая часть членов НАПКА работает в Новосибирской области. Есть ли жалобы?

– Да, есть. Мы отслеживаем работу членов НАПКА по всей стране, не только по Новосибирску. И если приходят жалобы, то для нас не имеет значения какой это регион. В целом, характер жалоб похож, их не так много, и я бы не сказал бы, что мы видим по Новосибирской области какую-то тревожную динамику. Цифры не отличаются в среднем от страны, уровень просрочки также. К сожалению, достаточно большое количество жалоб приходит на микрофинансовые организации, работающие за Уралом.  Но это не только Новосибирская область, но и Дальний Восток. Недавно Банк России исключил из реестра две организации, которые родом из ваших краев.

-Глобальный вопрос, может ли коллекторский бизнес до конца быть этичным, или, когда одна сторона однозначно не соблюдает свои обязательства, всегда возникает непреодолимое желание вторгнуться и в ее жизненное пространство?

– Человек перешел улицу в неположенном месте, он перестал быть человеком?

– Нет.

– Вы ответили. Какие бы нарушения финансовых обязательств за человеком ни числились, он все равно человек. Нельзя наносить ущерб имуществу, здоровью. Нельзя порочить честь и достоинство. Поэтому вопрос не в этичности бизнеса того или иного. Если бы бизнес изначально был неэтичен, его запретили бы. Что такое этика? Это нормы, которые рано или поздно становятся законами. Еще их называют «обычаи делового оборота». Коллекторский бизнес нужен, значит, он должен существовать в тех рамках, которые не наносят ущерб базовым человеческим ценностям. Тогда не будет вопроса о его этичности. 

Мы слышим сегодня, как некоторые законодатели говорят: «А давайте мы запретим коллекторов, потому что есть служба приставов, которая работает эффективно». Нет проблем! Но тогда возрастут расходы на суд, возрастут расходы на службу приставов. И если вы считаете, что все должно делать государство, то почему оно должно это делать за мой счет? Я не хочу оплачивать налогами спор банка «Х» с клиентом «Y»! Я хочу, чтобы деньги шли на медицину, на образование… Поэтому вопрос этичности нашего бизнеса – это лишь вопрос соблюдения норм. Бизнес игнорирует правила только в том случае, если он не хочет существовать завтра. Мы не только хотим существовать завтра, мы и считаем, что без нас многие вещи, сделаны не могут быть или будут существенно дороже.

– Какие перемены на рынке коллекторских услуг произойдут в 2020 году?

– Первое: коллекторские агентства будут активно участвовать через нашу саморегулируемую организацию в том, чтобы новый закон был действительно очень качественным с обеих сторон: и с точки зрения защиты прав потребителей финансовых услуг, и с точки зрения баланса интересов кредиторов и должников.

Второе: я думаю, что коллекторские агентства будут вкладываться еще больше в технологии, потому что это и сокращение расходов, и обеспечение исполнения требований закона.

Третье: мы должны признать, как бы то ни было прискорбно, нагрузка на суды будет возрастать. И нам нужно думать о том, как работать эффективно с судебной системой и с исполнительным производством, причем не только в 2020-м году, но и на протяжении последующих лет.

Автор, источник: Дорн Юлия, Бизнес-журнал Status