Сайт функционирует
при финансовой поддержке Федерального агентства
по печати и массовым
коммуникациям


Москва, Зубовский бульвар, 4
Тел.: +7 (495) 637-23-95
E-mail: ruj@ruj.ru

Онлайн-приемная

Как во время карантина заработать на акциях

A A= A+ 05.03.2020 • ОМ-2020 • Частные инвестиции

В начале апреля на Московской бирже уже зарегистрированы два миллиона индивидуальных инвестиционных счетов (ИИС), открытых физическими лицами. Один из них принадлежит корреспонденту «Российской газеты».

В инвесторы я подался год назад. И за это время в полной мере испытал на своей шкуре не только радости, но и разочарования начинающего финансиста. Сразу оговорюсь, речь идет исключительно о личном опыте. Публикация имеет информационный характер и не несет каких-либо инвестиционных рекомендаций.

Биржа действует

В отличие от многих предприятий и организаций, биржа в нерабочие дни масштабной самоизоляции не прекратила работу. Более того, активность сделок в этот период только возрастает. Так что делать деньги или, наоборот, терять их, можно, не отходя от домашнего компьютера или не выпуская из рук смартфона. А значит, самоизоляция – не помеха ни спекулянту, ни долгосрочному инвестору.

Открывая год назад ИИС, я планировал забросить на счет для пробы 100 тысяч рублей и «прощупать» рынок, разместив их поровну в акциях и облигациях. Но аппетит пришел во время еды и с банковского счета на ИИС за год постепенно перекочевали 400 тысяч рублей. Такая сумма была выбрана не случайно, поскольку она дает право на получение налогового вычета в размере 13 процентов, то есть до 52 тысяч рублей. И это – помимо возможного, хотя и не гарантированного дохода на фондовом рынке. В целом же по итогу 2019 года сложилось то самое задуманное мной изначально соотношение между акциями и облигациями 50 на 50.

Благодаря росту цен на активы, поступающим дивидендам от акций и купонам от облигаций, которые, кстати, я предпочитал не выводить со счета, а реинвестировать снова, мои 400 тысяч превратились в 450, потом – в 460, а потом… В общем, потом все рухнуло.

Трудный выбор

Эпидемия коронавируса, обвалившаяся нефть, сдавший свои позиции рубль и давно назревавшая коррекция на перегретом рынке сформировали идеального «черного лебедя».

Впервые оказавшись «в рынке» во время кризиса я по-настоящему понял, что значит биржевая паника. Торгуя через приложение брокера, я зависал в смартфоне, завороженно наблюдая за «льющейся кровью» активов. Нефтяники и авиакомпании летели со свистом. А вслед за ними валилось все остальное – и у нас, и на зарубежных рынках. Падение происходило с рекордной скоростью.

«Скидывайте все, что можно! Продавайте все, что есть!» – призывали завсегдатаи форумов, уверяя, что при желании позднее можно будет купить укатанные в пол акции гораздо дешевле.

Кто-то хвастался, что вовремя успел перевести капитал из ценных бумаг в валюту. Кто-то взывал к финансовым гуру за советом, а гуру давали противоречивые рекомендации, подчеркивая, на всякий случай, что их туманные советы таковыми вовсе не являются.

Кто-то на фоне пустеющих магазинных полок злорадно предрекал надвигающееся будущее, в котором самой ценной бумагой неотвратимо становится туалетная. Но сквозь панические крики все же прорывались слова о том, что кризис – это еще и возможность купить подешевевшие активы. Правда никто, как водится, не знал, в какое именно время это лучше делать.

А цены на дешевеющие акции становились все вкуснее. Не удержавшись, я начал кое-что докупать небольшими порциями. Оказалось – рано. Выделенные в марте на приобретение активов деньги закончились, а падение продолжилось.

Даже ОФЗ, приобретенные в прошлом году и ощутимо подросшие после снижения ставки ЦБ, дешевели на глазах. Напуганные нерезиденты выходили из бумаг. Я тоже решил продать часть из них, пока облигации еще оставались в зеленой зоне, чтобы впоследствии закупиться вновь. И снова поторопился: проданные ОФЗ вдруг снова стали расти в цене.

Это еще не катастрофа

Новости и истерические комментарии разрывали «фонды». Рынок мотало и швыряло. Распространяющаяся по западным странам эпидемия коронавируса, останавливающиеся предприятия и целые отрасли, перегруженные больницы, рекордная безработица в США тянули рынок вниз.

Начавшееся восстановление в Китае, слабенькие признаки стабилизации пандемии в Европе, попытки урегулировать нефтяной вопрос вносили оптимистические нотки. На этом фоне Америка буквально заливала рынок деньгами. Экстренное снижение ставки ФРС почти до нуля и триллионы долларов на покупку ценных бумаг не сразу, но все же остановили обвал американского фондового рынка. За ним оттолкнулись от дна и остальные. Возможно, лишь на время. Но когда панический информационный шум улегся, сложилось впечатление, что обрушение рынков оказалось вовсе не катастрофическим.

Если раньше биржевые индексы падали на 50 и даже 80 процентов, то в марте индекс ММВБ просел хоть и быстро, но лишь процентов на 30. Мой портфель рос не так активно, как индекс, но и падал не так сильно. Эффект существенно сгладили облигации, которые потеряли в цене меньше, чем акции.

По большому счету в моем покрасневшем портфеле лишь акции двух-трех эмитентов упали на 40-50 процентов от суммы покупки ценных бумаг. Но были и такие, которые остались в зеленой зоне. Один из эмитентов – крупная горно-металлургическая компания – даже продолжил рост, достигнув в разгар 60 процентов от моей точки входа в актив. Продавать дорогую, но перспективную дивидендную бумагу тогда рука не поднялась, а сейчас она показывает плюс 47 процентов от суммы покупки.

Остался при своих

Ради интереса я все же поторговал на небольшую сумму на волотильном рынке. Выбрав пару металлургических компаний, акции которых мне особенно интересны, я покупал бумаги ниже выбранной ценовой точки и продавал, когда цена поднималась выше ориентира. Довод был такой: либо я останусь с деньгами, либо с интересными акциями. Рынок вырос, и я остался с небольшой прибылью и полезным опытом.

На мартовском «дне» биржевого падения я в итоге оказался при своих 400 тысячах рублях, которые внес на счет. Я рассудил так: если бы эти деньги лежали «под матрасом», я бы ничего не приобрел и не потерял, если бы они находись на банковском вкладе, я мог бы получить небольшие проценты. Но даже в сложившейся ситуации я пока не остаюсь без профита, поскольку с внесенной суммы на ИИС должен получить 13 процентов налогового вычета, что тоже неплохо.

Конечно, если ситуация ухудшится и, как говорят трейдеры, в подарок к первому мартовскому дну мы получим второе, а возможно, и третье, убытки существенно вырастут.

Но особенность фондового рынка заключается в том, что пока ценные бумаги не проданы, любые убытки, как, впрочем, и прибыль остаются «бумажными». В прошлые кризисы многие инвесторы попросту пересидели тяжелые времена в подешевевших бумагах, дождались периода восстановления и оказались в неплохом плюсе. А у тех, кто при этом докупал упавшие акции, доход оказался еще больше. Но пересиживать таким образом возможно лишь в том случае, если для покупки акций и облигаций не использовались кредитные плечи, и активы приобретались на деньги, которые не потребуются в ближайшее время.

И снова – растем!

После мартовских низов, несмотря на пандемию и остановленные предприятия, рынок растет снова. Аналитики даже фиксировали рекордные дневные показатели роста. И акции в моем портфеле тоже постепенно переползают из красной в зеленую зону.

Одни эксперты обвиняют фондовый рынок в том, что под денежной накачкой он попросту оторвался от реальности и демонстрирует нерациональную динамику. И, в случае ухудшения ситуации с коронавирусом, нас ждет невиданное падение. Другие – считают, что рынок попросту сработал на опережение, уже отыграв все самое худшее. И теперь отражает будущее восстановление экономики. Кто прав, покажет только время. Я же пока прикидываю, к каким активам еще стоит присмотреться.

Фото: iStock

Файлы для просмотра

10_20200421_Мельников_Пандемия.pdf