Сайт функционирует
при финансовой поддержке Федерального агентства
по печати и массовым
коммуникациям


Москва, Зубовский бульвар, 4
Тел.: +7 (495) 637-23-95
E-mail: ruj@ruj.ru

Онлайн-приемная

Первая неделя изоляции: как работают журналисты Казахстана в условиях карантина

A A= A+ 25.03.2020

В Казахстане объявлен режим ЧП, а два крупнейших города страны, Нур-Султан и Алматы, и вовсе закрыты на карантин из-за коронавируса

Казахстанцам предписано сидеть дома – даже Наурыз не отмечают впервые в истории. В таких условиях экран смартфона или телевизора становится настоящим "окном в мир". Поэтому журналисты продолжают работать, наравне с экстренными службами, хотя доступ к информации всерьез усложнился, а новостные ленты превратились в хроники эпидемии.

 

Работа в пижаме и виртуальная погоня за спикерами

Большая часть редакции Sputnik Казахстан перешла на удаленную работу – хотя мы лишь недавно начали обживать наш новый офис в одном из столичных небоскребов. Такое решение было принято руководством до объявления карантина. Отдельные корреспонденты и операторы продолжили выезжать на экстренные и важные мероприятия.

Сложно ли сидеть дома? Тем жителям Казахстана, у кого на улице солнце и плюсовая температура – наверняка. Столичной редакции Sputnik – нет. Март в Нур-Султане – экстремальное время года: снега, бураны, температура скачет от легкого плюса к ощутимому минусу. Все это очень способствует самоизоляции.

В то же время государственные органы и организации начали переводить свои заседания и пресс-конференции в онлайн-формат. Закрылись на карантин правительство и парламент, жесткие ограничения ввели на главной информационной площадке столицы – "Казмедиа центр", куда на брифинги выходили чиновники всех рангов.

Передвижение по городу не запрещено, но ограничено, отменены все мероприятия, в медицинских учреждениях и стационарах запрещена фото и видеосъемка (попавшие в карантин прилетевшие граждане на свой страх и риск снимают, в какие условия их поместили, вестей из больниц нет совсем).

Большинство журналистов работают из дома. И работы не уменьшилось, а прибавилось. Границы рабочего дня размыты: писать новости представители СМИ начинают буквально едва открыв глаза и еще не почистив зубы, а заканчивают далеко за полночь.

Всю эту неделю не было "единого канала информации", зато основные спикеры хаотично выходили в эфир в соцстеях, ходили на разные телешоу и там невзначай произносили важную информацию о новых случаях заражения. Все это приходилось отлавливать по крупицам, а также дополнительно вызванивать, уточнять детали.

С новой недели анонсировали нового "единого спикера" – им стал министр информации и общественного развития Даурен Абаев, появился упорядоченный график брифингов. Насколько удастся придерживаться плана – пока неизвестно.

 

В маске с микрофоном

В целях безопасности спикеры то и дело появляются в эфире в масках и защитной экипировке. Тележурналистам (которым раньше не дозволялось появляться в кадре даже в шапке и перчатках – в том числе зимой) не просто разрешили, а снабжают медицинскими масками, респиратами и перчатками.

 

Слухи, фейки, недомолвки

Получить официальную, точную, подробную информацию стало в разы сложнее. Волка ноги кормят, как и журналиста. Лишившись возможности поймать и "допросить" нужного министра в кулуарах, журналистам пришлось перейти к "телефонному терроризму" пресс-служб. Процент успеха в таких случаях весьма низок – пресс-секретари не уполномочены представлять информацию лично, а для уточнения и утверждения официального комментария требуется время.

Несмотря на то, что и СМИ, и госорганы, плывут в одной информационной лодке с единой целью – донести сведения и предотвратить распространение слухов, в первую неделю карантина наблюдалась полная рассинхронизация.

Следует принять во внимание еще и тот факт, что граждане не склонны доверять официальной информации, постоянно подозревают власти в ее сокрытии, а благостные заявления о том, что "не нужно паниковать, продовольствия и лекарств хватит на всех" воспринимают как "послушай и сделай наоборот". Отсюда ажиотаж в магазинах и аптеках, попытки уехать из "зараженного" города до полной блокировки постов.

И по этой же причине люди охотно верят WhatsApp-рассылке о вертолетах-дезинфекторах, взволнованным словам аудиосообщения "очевидца" о горах трупов, о комендантском часе, чем заявлениям официальных представителей.

Интересный кейс произошел в Алматы. Там сначала приняли решение блокировать очаги заражения – выставлять ограждения и полицейских вокруг домов. Буквально: проснувшись и собравшись пойти в магазин, люди понимали, что они в "ловушке".

После чего в мессенджере появилась рассылка с десятком очагов заражения в Алматы. Журналисты проделали необходимую работу по факт-чекингу: проехались по указанным адресам, убедились, что изоляции нет, а также запросили официальный комментарий местных властей.

"Это фейк", - заявили в акимате.

А вечером дома начали "молча" закрывать, в акимате сделали заявления о том, что "очаги обнаружены по 11 адресам, подробности – завтра". А информацию дали позже, чем через сутки.

И да – адреса практически полностью совпали с первоначальной рассылкой, которая оказалась не фейком, а "сливом".

 

Перевод на человеческий

Большинство указов, заявлений и распоряжений, выходящих на этой неделе неделю, были сырыми или косноязычными.

Например, президент распорядился "ввести карантин" – что это значит? Сидеть дома и никуда не выходить? Как работать тем, для кого "удаленка" – не вариант? Куда девать детей, которых "отлучили" от школ и детских садов? У госорганов заняло несколько дней, чтобы принять какие-то конкретные решения и разработать "правила игры".

И даже когда более-менее конкретные указания были озвучены, журналисты продолжают находить пробелы и задавать уточняющие вопросы, собирая картину, как пазл.

 

Журналист-связист

Большинство активных журналистов имеют аккаунты в соцсетях. И в эти дни приходится намного чаще работать в качестве проводников между простыми людьми и органами власти – люди обращаются к представителям СМИ со своими проблемами. Кейсы, надо сказать, сложные – кто-то не может вернуться из-за рубежа, у кого-то онкобольных родственников лишили лекарств и необходимого этапа лечения, потому что все заняты коронавирусом. Где-то человек с признаками ОРВИ не хочет вызывать врача, потому что боится, что его заберут в больницу – и не на кого будет оставить домашних животных.

Корреспонденты Sputnik неоднократно выступали переводчиками для казахстанских туристов и иностранцев, "застрявших" в Казахстане, а также искали правовую и другую необходимую людям информацию, помогали разобраться в новых правилах въезда/выезда из города.

Также журналистам приходится быстро реагировать на сообщения сомнительного характера и, уже по собственной инициативе в дискуссиях в соцсетях опровергать совсем уж фейковую информацию.

Этот год в Казахстане – год волонтера. Можно сказать, небольшой человеческий вклад вносят и журналисты, в силу имеющегося доступа к информации, а также наличия суперспособностей по поиску нужного документа на сайте ведомств (что, на самом деле, требует навыков – настолько странно и нелогично устроены сайты).

Однако, похоже, в этом году слоган Года волонтеров "Біз біргеміз" (Мы вместе) придется заменить на "Біз үйдеміз" (Мы дома).


 

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER