«Журналистика будет меняться»: вице-президент МФЖ Тимур Шафир о фейк ньюз, цензуре и давлении на российские СМИ

15.06.2019

Впервые с момента образования Международной федерации журналистов (МФЖ) — крупнейшей в мире организации профессиональных работников СМИ — одним из её руководителей стал представитель России. На должность вице-президента во время конгресса МФЖ был избран Тимур Шафир — глава Международного отдела Союза журналистов России. В интервью RT он рассказал, как это назначение может повлиять на российскую журналистику, какова современная миссия МФЖ и с какими проблемами сталкиваются представители СМИ разных стран. Он также выразил своё мнение по вопросам этических стандартов журналистики, свободы слова на Западе и давления на RT и Sputnik.

— Тимур Владимирович, что может означать для России назначение её гражданина на такой высокий международный пост?

— В первую очередь, у нас появится возможность более широко освещать вопросы, связанные с российской журналистикой, проблемы, с которыми сталкиваются наши коллеги по всей стране  и в Москве, и во Владивостоке, и в Калининграде, и в других регионах. Сможем освещать ситуации, связанные с давлением на наши СМИ за рубежом, в том числе на RT и Sputnik. Все эти ситуации будут находиться под более пристальным контролем. И поддержка международной общественности в этих ситуациях будет оперативней и серьёзней.

Посредством МФЖ мы будем иметь возможность доносить информацию об этих ситуациях до очень большого круга заинтересованных лиц, медийных структур, общественных и межгосударственных организаций. 

— У Международной федерации журналистов почти вековая история. Какую миссию организация выполняет сегодня? Решение каких задач для неё должно стать приоритетным?

— Да, Международная федерация журналистов была образована в 1926 году. По сути, это единственная глобальная всемирная федерация журналистских союзов, профсоюзов и организаций, основной уставной задачей которой является защита прав журналистов — социальных и экономических. 

   В этом и состоит её миссия — защищать и поддерживать. Потому что далеко не в каждой стране, не у каждого союза есть возможность справляться собственными силами с теми проблемами, с теми вызовами, которые время и соответствующие ситуации бросают журналистике. Международная федерация в данном случае — своего рода аккумуляция всех ресурсов, всех возможностей из более чем 160 стран.

Весь мир, конечно, сейчас переживает непростые времена, и журналистика в том числе. В целом ряде стран, причём не только третьего мира, но и в ряде стран достаточно крупных, с вековыми традициями, с относительно спокойными экономическими показателями, журналистика находится под большим ударом. И одна из ключевых задач МФЖ — не допустить того, чтобы профессиональные журналистские объединения в каких-то регионах исчезли или сошли на нет. Потому что как только в стране перестаёт существовать профсоюз или союз журналистов, а это бывало уже много раз, журналисты начинают испытывать во много раз большие трудности. У них практически не остаётся той структуры, которая может оградить их от проблем и как-то поддержать.

— Насколько развиты сегодня в мире профсоюзы журналистов? Могут ли они быть эффективным инструментом для отстаивания не только трудовых прав, но и свободы прессы?

— На данный момент и в Западной Европе, и в других регионах мира журналистское профсоюзное движение находится под гораздо большим давлением, чем это было, скажем, лет 15 или даже 10 назад. С одной стороны, это, конечно, и финансовые вызовы, и давление собственников СМИ, и противостояние с властями стран, особенно в проблемных регионах. Это уже неприкрытые попытки цензуры и политического давления — в том числе в странах, казавшихся цитаделью демократии и свободы. То есть, с одной стороны, профсоюзное движение сейчас испытывает сложности, но с другой — это закаляет его.

Мы видим, что профсоюзные журналистские организации, сталкивающиеся с этим давлением напрямую, делятся опытом с коллегами и, несмотря на это давление, находят пути противодействия.

Увы, не во всех странах журналистское профсоюзное движение выдержало эти удары времени. Можно с сожалением констатировать, что, в частности, в целом ряде стран Восточной Европы профсоюзное журналистское движение сошло с глобальной сцены, перестало быть участником международного движения.

Словакия, Чехия, Словения — целый ряд стран, которые ещё 10—20 лет назад считали, что «дивный новый мир» принесёт с собой экономическое процветание и свободу, в том числе и для журналистов, — оказались в ситуации, когда не смогли противодействовать, грубо говоря, зарубежному капиталу. Практически во всех этих странах СМИ скуплены западноевропейскими издательскими домами, которые, несмотря на декларируемую приверженность свободе слова, очень не любят профсоюзное движение. И где-то это движение сошло на нет. Но в большинстве своём, как я уже говорил, профсоюзы сейчас становятся сильнее. 

— Есть мнение, что в последнее время СМИ переживают кризис, связанный с доступностью и даже переизбытком контента. Как вы думаете, насколько журналистика востребована в эпоху социальных сетей?

— Все разговоры о том, что журналистика перестанет быть востребованной, перестанет играть свою роль, напоминают диалог из советского классического фильма «Москва слезам не верит». Там был такой замечательный персонаж, который с огнём в глазах говорил о том, что скоро не останется ни кино, ни театра, а будет одно сплошное телевидение. На тот момент, на момент действия фильма, телевидение было практически тем же, чем у нас сейчас являются и новые медиа, и соцсети, и блоги, и всё прочее.

Я не согласен с этим. Да, журналистика будет меняться, она будет становиться более конвергентной. Естественно, новые медиа всё больше и больше будут входить в нашу жизнь, но мы же не говорим о том, что журналистика — это обязательно принадлежность к печатным СМИ. То есть мы не можем ассоциировать журналистику только с газетной полосой. И журналистика как профессия, которая предполагает в первую очередь серьёзное изучение вопроса, анализ и вывод в том числе, не денется никуда.

Безусловно, сегодня огромный поток информации — огромное количество блогов, соцсетей, новых медиа, цифровых медиа. И есть точка пресыщения, когда в любой момент любой читатель, любой зритель в этом потоке информации не просто начинает путаться, а устаёт от огромного количества непроверенной, фейковой, пустой информации. И это тот момент, когда профессиональная журналистика, основанная на анализе, на проверке фактов и, естественно, ведущая к каким-то выводам, будет востребована. Это моё твёрдое убеждение.

Журналистика как профессия, естественно, будет меняться по форме, будет совершенствоваться, становиться более цифровой, будет меняться форма подачи материала, будет меняться очень многое. Но суть обязательно останется прежней.

— С подачи Дональда Трампа термин «фейк ньюз» получил широкое распространение. Что вы думаете по этому поводу? Стало ли в последнее время больше таких ложных новостей или на самом деле ничего не изменилось?

— Газетных уток, фейковых новостей всегда была масса — ещё в те времена, когда первые газеты высекали на камне в древнем мире. В Месопотамии, к примеру, тоже встречались понятия, которые можно связать с фейковыми новостями.

Безусловно, их становится больше в силу того, что увеличивается количество источников их распространения. Да, это серьёзная опасность, но, в конце концов, как говорится в одном классическом произведении, врать бесконечно людям нельзя. У любого человека, даже самого удалённого от всех глобальных или локальных вопросов бытия, рано или поздно вырабатывается внутренний фильтр, начинается отсеивание правды от неправды. 

Но с фейк ньюз не всё так просто. Буквально в эти дни должно пройти большое совещание в Женеве, организованное по инициативе «Репортёров без границ» и французского правительства, если я не ошибаюсь. На нём будет создана инициативная платформа, которая даст определение понятию «фейковая новость» и определит критерии доверия к СМИ, которые распространяют эти фейковые новости.

Мы ознакомились с данной инициативой и пришли к выводу, что под благим предлогом противодействия фейк ньюз вводятся критерии, которые позволят закрепить за СМИ статус пропагандиста. Угадайте за кем? За RT и за Sputnik. И это только один из примеров. Так что проблема фейк ньюз выходит далеко за рамки распространения газетных уток и ложной информации.

— Можно ли говорить о том, что стандарты журналистики изменились за последние годы? 

—   Стандарты журналистики изменились в первую очередь технически — оперативность подачи информации, её краткость и многие другие технические критерии стали выходить на первый план. Это эволюционный процесс. Безусловно, он несёт за собой изменения и этического стандарта — содержания СМИ и содержания материала, подготавливаемого журналистом.

   Именно этический фактор «Не навреди!», который десятилетия назад во многом был одним из ключевых и определяющих, в наше время начинает уходить на второй план. И это один из вопросов, который тоже обсуждался на нынешнем конгрессе МФЖ.

Международная федерация журналистов предложила проект под названием Global — Глобальный устав этики журналистов. Его рабочая версия была принята на конгрессе. Он станет обязательным для МФЖ и будет рекомендован национальным союзам журналистов для исполнения в своём регионе, в своей стране.

Global подразумевает набор этических стандартов журналистики, которые обязуется соблюдать журналист, вступая в свой национальный союз и, таким образом, становясь членом МФЖ. На региональном уровне, в разных странах есть некие коды поведения, нормы, но глобального объединяющего устава не было. Это достаточно важный шаг, который, конечно, требуется развивать дальше. 

— По вашим впечатлениям, как зарубежные журналисты воспринимают российских коллег? Есть ли за рубежом какой-то, может быть, собирательный образ российского журналиста?

— Этот образ очень разнится. Потому что российский журналист, воспринимающийся, скажем, коллегами из Латинской Америки, — это альтернативная точка зрения на глобальные процессы, которые затрагивают их интересы в том числе. Такое же восприятие российского журналиста в Ближневосточном регионе и в ряде других.

Западноевропейские коллеги воспринимают нас несколько иначе. Они стараются провести для себя чёткое разделение на, как они любят говорить, пропагандистов и независимых журналистов. Причём здесь идёт разделение только на чёрное и белое. И это то, с чем мы стараемся бороться.

Мы считаем неприемлемым, например, то, что DJV — германский крупнейший союз — принимает решение, что принципиально не будет взаимодействовать с корреспондентами RT и Sputnik. Потому что те, по их мнению, являются пропагандистами. Здесь, на конгрессе, эта ситуация стала поводом для очень большой дискуссии. И мы донесли свою точку зрения до наших коллег со всего мира. Это ситуация, которая культивируется преднамеренно. Потому что в последние годы российские журналисты на международном уровне составляют достаточно серьёзную конкуренцию таким уже устоявшимся глыбам, как, например, Deutsche Welle, CNN и другим.

— То есть можно говорить о давлении на RT в ряде западных стран?

— А как можно не говорить, если RT то пытаются лишить лицензии в Лондоне, то угрожают судом в Штатах? Во Франции, насколько я понимаю, у коллег серьёзные проблемы. Безусловно, здесь существует прямое давление, и это очевидный факт. 

— Насколько это соответствует стандартам свободы прессы, свободы слова?

— Стандарты свободы прессы и свободы слова, по моему мнению, в последние годы всё больше и больше попираются именно теми, кто на протяжении десятилетий держал их над своей головой, как знамёна. То, что мы видим сейчас, — происходящее не только вокруг RT и российских СМИ, — это один из самых опасных прецедентов в истории и для западной свободы слова, и для общей свободы слова.

— Возвращаясь к теме Восточной Европы: на Украине после «евромайдана», как известно, начались серьёзные проблемы. Были убиты журналисты Павел Шеремет, Олесь Бузина, арестован Кирилл Вышинский. Известно, что МФЖ уже обращалась по поводу Вышинского к Киеву. Был ли какой-то отклик и есть ли перспективы вообще добиться в этом деле справедливости, как вы думаете?

— Справедливость торжествует всегда. Рано или поздно, но всегда. В отношении всех и всего. Это моё убеждение. Я уверен, что справедливость в отношении Кирилла восторжествует обязательно. Его ситуация — очевидный пример узника совести, пример журналиста, подвергающегося репрессиям только за то, что он исполняет свой профессиональный долг.

И я надеюсь, что достаточно скоро эта ситуация разрешится. Потому что она очевидно одиозная, и это ясно всем. Не только нам, но и Международной федерации, и Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ. Сложно перечислить все структуры, которые вступались за Кирилла. Но украинское руководство остаётся глухо — никакого отзыва на запросы, в том числе МФЖ, нет. Однако это вовсе не означает, что Союз журналистов России, Международная федерация журналистов и все наши коллеги в России и за рубежом прекратят работу по освобождению Кирилла. Это не так. И я очень надеюсь, что мы скоро увидим его на свободе.

— Что бы вы могли в целом посоветовать российскому журналистскому сообществу? Какие у него есть проблемы, которые нуждаются в первоочередном решении?

— Проблемы нашего журналистского сообщества базовые, они практически те же, что и во всём мире. Это социальный и экономический статус.

   Потому что один из ключевых лозунгов МФЖ гласит, что не может существовать никакой свободной журналистики, если журналист живёт и работает в условиях бедности, коррупции и угроз.

И первая задача — укрепление позиций наших журналистов посредством повышения финансового и социального статуса. Это борьба за то, чтобы труд журналиста оплачивался достойно, чтобы журналист мог содержать свою семью, содержать себя. Чтобы ему не пришлось в ущерб профессионализму работать на десяти работах. Чтобы он мог концентрироваться на своей задаче и выполнять её профессионально.

Социальный статус — это повышение доверия и уважения к журналисту. И не только в ситуациях, когда их задерживают во время митингов, но и в бытовой сфере. Чтобы журналист мог получить доступ к чиновнику, чтобы его не выкидывали из кабинета охамевшие какие-то чинуши. Чтобы ему вообще не приходилось сталкиваться со статьёй о противодействии профессиональной деятельности журналиста.

Это первые основные шаги, которые жизненно необходимы для того, чтобы уровень работы наших коллег поднялся и они были защищены.

https://russian.rt.com/russia/article/641207-timur-sharif-vice-prezident-mfg

 

 

Вернуться к списку