"Постскриптум" - 20 лет

08.06.2018
7 июня на Пречистенке состоялся торжественный вечер, посвящённый 20-летнему юбилею программы "Постскриптум". От имени Союза журналистов России секретарь СЖР Рафаэль Гусейнов наградил журналистов программы почётными грамотами. Автор программы Алексей Пушков был удостоен почётного знака СЖР "За заслуги". В канун праздника Алексей Пушков ответил на вопросы Рафаэля Гусейнова:

1.     Постскриптум-единственная общественно-политическая программа российского ТВ , которая существует столько лет. При этом, вы остаетесь неизменным ведущим.
Это своеобразный рекорд в качественной российской журналистике.
Что за эти годы принципиально менялось в концепции, контенте вашей программы, а что оставалось неизменным?

А. Пушков: Постскриптум родился в роковой 1998 год, когда страна на всех парах неслась к дефолту. Это был не только финансовый дефолт, это был дефолт всей предыдущей политики - экономической, социальной и внешней. Это была черта, подведенная под так называемым реформаторским периодом нашей истории. И первые несколько лет Постскриптум был преимущественно программой, посвященной внутриполитическим проблемам: борьбе за власть, интригам Кремля, информационным войнам, схваткам олигархов, столкновениям силовых полей на российской политической сцене. Почти всей стране было понятно, что нужно уходить от ельцинской эпохи и чем скорей - тем лучше. Но об этом тогда почти не говорили на ТВ. И в этом смысле «Постскриптум» был первопроходцем. Конечно, мы рассказывали и о войне в Югославии, и об 11 сентября в США, и о войне в Ираке. Но все же внутренняя политика довлела над внешней. Затем при Путине внутренняя ситуация начала постепенно меняться и с ней уходили наши изначальные темы. Программа стала сдвигаться к внешнеполитической тематике, тем более что, начиная с мюнхенской речи Путина, внешняя политика приобретала все большую роль. А со времени начала украинского кризиса, на мой взгляд, часть внешней политики слилась со внутренней. Ведь невозможно отделить темы Крыма, Донбасса, русского языка на Украине от наших внутренних дел и от нашего самовосприятия.

В силу этого, а также моей функции в Государственной Думе, программа стала преимущественно внешнеполитической, хотя мы по-прежнему уделяем внимание социальной тематике, здравоохранению, коррупционным скандалам. В Совете Федерации, куда я был избран в сентябре 2016 года, мне поручили возглавить Комиссию по информационной политике. И как раз в это время появилось понятие "фейковых новостей" и началась острейшая информационная война на мировой арене. Соответственно это находит отражение в программе. У нас даже появилась новая рубрика: "Осторожно, фейковые новости". «Фейк» перестал быть чисто журналистским феноменом - он создается на государственном уровне и все чаще служит основой политики - как мы это видим по Сирии или, например, по делу Скрипалей. Так что «Постскриптум» не стоит на месте, а развивается, эволюционирует вместе с политическим временем. Надеюсь, это поможет ему еще долго привлекать к себе зрителей.

2. Считаете ли вы, что профессия журналиста становится все более опасной?

АК Пушков: Профессия журналиста всегда была опасной, особенно начиная со второй трети 20 века. Журналисты гибли в гражданских войнах, на фронтах второй мировой войны, в Корее и во Вьетнаме. Итальянские журналисты гибли в схватке с мафией. В Латинской Америке немало журналистов погибло от рук наркодельцов. К сожалению, в новой России были случаи убийства журналистов из-за их профессиональной деятельности. Наиболее опасно проведение журналистских расследований, когда затрагиваются интересы криминальных групп или расследования способны привести к громким разоблачениям. Журналисты, работающие как военные корреспонденты и как авторы опасных расследований, и дальше будут оставаться потенциальными мишенями. Очень много зависит от состояния общества. Когда такие убийства остаются безнаказанными, это провоцирует новые нападения на журналистов.

Кроме того, журналисты гибнут в так называемых горячих точках, либо от рук террористов, как жертвы боевиков ИГИЛ, либо от шальных пуль, либо от рук тех, кто хочет скрыть правду о творящихся там преступлениях. А поскольку таких точек становится все больше, то растет угроза для журналистов, которые отваживаются там работать. Должен сказать, что корреспонденты "Постскриптума" не раз выезжали в не самые спокойные зоны: в Египет времен "арабской весны", в Дамаск, который обстреливали радикальные группировки, в Ливию, а также на Донбасс, на передовую. Слава Богу прямой угрозы их жизни не было, иначе я бы не стал направлять их в эти регионы. Но, безусловно, та или иная степень опасности сопровождает работу журналиста. Видимо, это в каком-то смысле неизбежно.

3. Что в вас больше: журналиста или политика? Насколько гармонично в вас это уживается и не мешает ли одно-другому?

АК Пушков: У меня дипломатическое образование, диссертацию я защитил по внешней политике США, преподавал международные отношения в МГИМО и около года проработал в европейском отделении ООН в Женеве. И не предполагал, что журналистика станет моей второй профессией. В журналистику я пришел в бурные 90-ые, когда изменения, сдвиги и даже переломы произошли во многих судьбах. Так я оказался на телевидении и получил предложение делать авторскую, аналитическую программу. Эта программа плюс интенсивная деятельность в качестве эксперта и политолога - специалиста в области международных отношений, причем как на российских, так и на международных площадках, и стало той платформой, с которой я двинулся в политику. В конце 2011 я был избран в Госдуму и назначен председателем Комитета по международным делам. С тех пор считаю политическую деятельность главной для себя, именно она занимает львиную долю времени и сил. Чего стоит хотя бы четыре года во главе нашей делегации в ПАСЕ?! Прямо скажу, это была непростая история. Однако, программу я не оставил, поскольку тележурналистика - возможность регулярно обращаться к миллионам зрителей с экрана - уникальная. Да и вложено в Постскриптум очень много. И поэтому стараюсь сочетать и то, и другое.



        

Вернуться к списку