Надеюсь, что в дальнейшем нам не придётся применять эти инструменты

03.07.2018
Как секретарь Союза журналистов России и как председатель профильного комитета Госдумы хотел бы подчеркнуть, что поправки к закону о СМИ разработаны не для того, чтобы регулировать работу журналистов, взаимодействующих и работающих на иностранные СМИ, а  для того, чтобы дать инструмент органам исполнительной власти в рамках зеркального ответа реагировать на ограничения в отношении не только российских юридических, но и физических  лиц. В том числе, журналистов,  которые работают с нашими СМИ за рубежом.

К сожалению, уже есть факты, когда на журналистов, корреспондентов, работающих в других государствах, оказывается определённое психологическое давление, идут угрозы; и мы опасаемся, что те или иные граждане могут быть внесены в список иноагентов. Вот для того, чтобы у исполнительной власти РФ был инструмент ответа, мы и прописываем подобного рода шаги. Ну, и рассчитываем, соответственно, что закон будет применяться в рамках исключительно ответных зеркальных мер. Речь не идёт, естественно, что Госдума каким-то образом планирует дополнительно регулировать деятельность зарубежных СМИ в Российской Федерации, каким-либо образом регулировать работу российских журналистов, сотрудничающих с зарубежными СМИ в России. Нет, речь идёт исключительно о появлении инструмента для органов исполнительной власти в рамках зеркального ответа на ограничения в отношении тех, кто сотрудничает с российскими СМИ за рубежом.

Закон, который был принят в период осенней сессии, касался только юридических лиц, распространяющих информацию, а у нас, тем не менее, есть большое количество порталов, ресурсов и просто сайтов, где этим занимается не юридическое лицо, а физическое, поэтому такая поправка также была внесена для уточнения и создания инструментария для органов власти.

Никакого отношения к теме свободы слова данный законопроект не имеет, потому что он никаким образом не ограничивает высказывание мнений, разных позиций на любых площадках. Просто в данной ситуации мы создаём инструмент для зеркального ответа в случае нарушения прав российских журналистов, работающих за рубежом, и тех, кто с ними сотрудничает. Я бы привёл пример: когда в отношении российского посольства, российских сотрудников в каком-либо государстве предпринимаются меры ограничительного характера, аналогичные ответные шаги делает и российская сторона. Считаю такой пример вполне корректным. У нас есть инструмент, который мы применяем не тогда, когда мы хотим, а лишь в рамках зеркальных ответных мер.

Сегодня, когда информационные войны являются одним из инструментов влияния, роль журналистского корпуса становится ключевой. Есть примеры, когда на Украине кого-то высылают или блокируют какое-либо СМИ.  Существуют примеры, когда формально публикации не ограничиваются, но создаются все условия для того, чтобы получение информации было подано как ангажированное и вокруг публикации был  создан  определённый ареол одиозности. К сожалению, раз такие действия в отношении СМИ предпринимаются, причём в тех странах, которые всегда кичились свободой слова, было бы логично и нам иметь такую возможность. При этом, мы обращаем внимание, что до вступления подобного рода изменений в прошлом году, когда мы приняли первую часть этого закона, Россия никогда не использовала такие меры. Надеюсь, что и в дальнейшем нам не придётся применять эти инструменты.

Вернуться к списку