Есть такие лауреаты

27.03.2017

Есть такие лауреаты

50  лет назад была учреждена главная в СССР журналистская премия.

Мне позвонила Ида Борисовна Яковлева: «Вы приглашаетесь в ресторан Домжура на встречу лауреатов Союза журналистов СССР». Это было очень неожиданно. Я даже слов сразу не нашёл. Боже мой, неужели мы, старичьё, кому-то ещё интересны?! Но, не скрою, звонок был приятен. Надо же – кто-то вспомнил! Пришёл. И сейчас делюсь с вами впечатлениями.

Вспомнил о нас (спасибо ему!) Союз журналистов России, где позвонившая мне Ида Борисовна возглавляет Благотворительный фонд и занимается ветеранами. Искала она нас по ветеранским советам и архивам редакций, по адресным и телефонным книгам, по «наводкам» знакомых журналистов, ездила по домам, искала фотоснимки… Словом, это было очень непросто - она большущий молодец!

За ресторанными столиками собралось нас человек пятьдесят. Значит, прикинул я, примерно столько живых нас осталось в Москве. Интересно: а в России и в странах бывшего Советского Союза? Но этого, боюсь, уже никто не знает и никогда не узнает. Самому старому из присутствовавших Якову Васильевичу Ломко (это было объявлено) в этом году исполнится 100 лет. Самым молодым – не знаю сколько, но подозреваю – перевалило за семьдесят. Самые знаменитые – Георгий Зубков (91 год) и Мэлор Стуруа (89 лет). Первый, если кто не помнит, был многолетним собкором Центрального телевидения во Франции, второй – тоже международник, бессменный известинец. Остальные нынешнему массовому читателю и телезрителю, наверное, не очень известны или уже совсем не известны, но в своё время, можете не сомневаться, их знали миллионы (без преувеличения) читателей газет, телезрителей, радиослушателей.

Напомню (опять-таки тем, кто не в курсе), что звание лауреата премии Союза журналистов СССР было в нашей бывшей стране самой высокой журналистской наградой. Учреждена она была в 1967-м; в этом году, стало быть, можно отмечать юбилей. Присуждалась премия не абы как. Кандидатуры на звание представлялись региональными отделениями Союза журналистов, их творчество рассматривалось комиссией из двух десятков признанных авторитетов. Первым председателем комиссии был легендарный журналист «Комсомольской правды» Василий Песков. Лауреаты выбирались тайным голосованием. Их имена ежегодно объявлялись  5 мая – в День советской печати и публиковались во всех газетах страны, от центральных до районок. Победителям выдавались дипломы, медали и денежные премии в 500 рублей (тогда - месячный заработок министра).   
 
О том, что ели и пили собравшиеся 22 марта в Домжуре ветераны, рассказывать не буду – всё было на достойном уровне. Коротко расскажу, о чём говорили – и за столами, и выходя к микрофону.

Говорили, разумеется, о любимой журналистике. Говорили о том, что она меняется и, к прискорбию многих выступавших, не в лучшую сторону. Но это не было старческим брюзжанием, чего я, не скрою, опасался. Скорее, звучало сожаление, что процветающая сегодня «журналистика факта» не сопровождается или почти не сопровождается «журналистикой мысли», добротным анализом информации. Говорили и о том, что умирает авторская журналистика, где эта мысль поднималась до эмоциональной, неповторимо индивидуальной публицистики, когда настоящий журналист – это всегда стиль.

Еще меня обрадовало, что никто не пел осанну прошлому, чего тоже можно было ожидать. Прошагавшие со страной отмеренные им годы, эти журналисты Советского Союза трезво оценивали и свое время, и свою прошлую работу. Да, верили в социализм «с человеческим лицом», да, были, как нас тогда называли, «подручными партии», да, была цензура, запретные темы и закрытые сферы… Но это была честная журналистика.

 - А какая разница, - спросил я своего соседа по застолью Станислава Сергеева, председателя Исторического клуба российской прессы Союза журналистов России, - не все ли равно: раньше мы работали по заданию партии, сегодня наши коллеги – по указке владельцев СМИ?

Вопрос был заведомо провокативный, и я знал ответ:
 - А разница та, - сказал мне Стас, - что мы работали ради того, чтобы помочь людям в их жизни. В этом, прости за пафос, был смысл нашей профессии. А когда журналист творит свою нетленку, исходя из «чего изволите», то это уже не журналистика и называется по-другому.

Сидевшие в зале не молодые люди думали так же.
 - Я не хочу, чтобы вы снова потерялись, - говорила, прощаясь с нами, Ида Борисовна Яковлева. – Пусть эта встреча не будет последней.
Председатель Союза журналистов России Всеволод Богданов обещал, что не будет.

Николай Михайлов, 
лауреат премии Союза журналистов СССР – 1986.

       

Вернуться к списку