8 июля исполняется 80 лет корифею отечественной фотожурналистики Владимиру Мусаэльяну.

08.07.2019

Он пришел в ТАСС в 1960 году и до сих пор остается верен главному информационному агентству страны. На днях Владимир Путин подписал указ о награждении Владимира Гургеновича орденом Почета — "за большой вклад в развитие отечественных средств массовой информации и многолетнюю плодотворную деятельность".

С 1969 по 1982 годы Владимир Мусаэльян был личным фотографом генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева, потом работал с Юрием Андроповым, Константином Черненко, Михаилом Горбачевым, о чем в преддверии юбилея и рассказал Андрею Ванденко.

— Саперы ошибаются один раз, а личник генсека, Владимир Гургенович?

— Ну, я ни единого. Хотя — нет, был случай, когда снимал без пленки в аппарате. Вышел из кабинета Брежнева, глянул: господи, а перематывать-то нечего!

— Кого фотографировали-то?

— Леонида Ильича и Хафеза Асада, отца нынешнего президента Сирии.

Дело было в воскресенье, в Кремле народу мало, только секретари, переводчики да помощник по иностранным делам Андрей Александров-Агентов. Вышел и говорю: "А пленки у меня нет".

— Покаялись, значит?

— А куда деваться? Коля, секретарь, сказал: "Знаешь, что? Быстро пиши записку Александрову".

Я взял лист, стал формулировать. Мол, и на старуху бывает проруха.

— Такими словами?

— Ну, нет, без лирики. "В камере по моей вине не оказалось пленки. Доложите Леониду Ильичу, надо повторить съемку". Коля зашел в кабинет, дверь до конца не закрыл, осталась щелка. Смотрю, отдает Андрею Михайловичу мою писульку. Леонид Ильич заметил, что Александров читает бумагу, спрашивает: "Что там?". Помощник ответил: "Володя просит перефотографироваться. С первой попытки не получилось". Брежнев сказал после паузы: "Пусть ждет конца переговоров". Я и сидел — ни жив, ни мертв.

Когда встреча подходила к концу, Александров позвал меня: "Заходи!". Зашел, вижу, Брежнев и Асад сидят рядом друг с другом. Леонид Ильич скомандовал: "Ну, Володя, снимай". Получилась хорошая жанровая фотография. Я потом опубликовал ее в книжке.

Про прокол с пленкой Брежнев ни разу не напомнил, хотя за такой ляп меня запросто могли уволить. Как ни крути, опростоволосился я знатно.

— Это какой год?

— Наверное, 1976-й или 1975-й.

— Ну, к тому времени вы успели отработать с генсеком несколько лет…

— Да, Леонид Ильич меня знал и относился хорошо.

То, что стал его личным фотографом, конечно, случай. И иллюстрация, как важно оказаться в нужном месте в нужное время.

Все началось в 1969 году в Казахстане. Брежнев полетел награждать республику орденом, а мы с пишущим коллегой должны были освещать событие. Ну, значит, закончилось торжественное заседание в Алма-Ате, я уже собирался в аэропорт, чтобы возвращаться в Москву. Вдруг звонок из ТАСС. На другом конце провода — генеральный директор Сергей Лапин, которой потом станет председателем Гостелерадио.

Сергей Георгиевич говорит: "Найди Рябенко, начальника личной охраны Брежнева. Полетишь с Леонидом Ильичом дальше. По телефону не могу сказать, куда именно, тебе все объяснят".

Подробнее: https://tass.ru/interviews/6639212


Вернуться к списку